В апреле Комитет ООН против пыток призвал Россию вывести пытки в отдельный состав должностного преступления — в шестой уже раз. Формально сегодня в УК РФ присутствует общеуголовная статья 117 — «Истязание». Однако формулировка этой статьи такова, что она предполагает равные гражданско-правовые роли преступника и жертвы. Ну, например, истязать-пытать может муж жену. При этом данная статья практически не применяется к лицам при исполнении, использующим пытку в своей повседневной практике, а применяется другая, связанная с превышением должностных полномочий. Асмик Новикова, руководитель исследовательских программ фонда «Общественный вердикт», который занимается помощью жертвам пыток, рассказала «Новой» о «размытой и всеядной» 286-й статье, о том, почему необходимо судить людей в погонах именно за пытки, а не за «превышение», и почему невозможно бороться с беспределом в колониях, вооружившись лишь 286-й статьей.

— Ася, а что изменится, если пытки выделят в отдельное преступление?

— Выделив в отдельную статью пытки именно как должностное преступление, мы будем иметь государственную статистику по такого рода деяниям. Сейчас такой статистики нет. А есть статистика по превышению должностных полномочий. Но что такое «превышение должностных полномочий»? Это ситуация, когда, например, сотрудник полиции или любого другого государственного ведомства подписывает акт выполненных работ до того, как эти работы выполнены. Это чистая 286-я статья. По этой же статье привлекают за избиение задержанных, за необоснованное использование наручников. И понять, какое именно преступление стоит за конкретным обвинением по 286 статье, сегодня невозможно.

Вот вы посмотрите статистику судебного департамента. И увидите: по ст. 286 ч. 3 (превышение полномочий с применением насилия. — Ред.) осуждено, допустим, 300 человек. За что осуждено конкретно? Что они сделали? Вы этого понять не сможете.

Оставье комментарий

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Please enter your name here