Работаем над тем, что бы заново было возбужденно уголовное дело против сотрудников ИК-3 г. Льгова.

Это произошло в ноябре 2016, когда в отряд № 2 из карантина без мед. освидетельствования был переведен осужденный Нестеренко Николай. Перевод был выполнен начальником отряда Абдурахмановым М.Р., затем по его распоряжению и с разрешения зам.начальника по тылу Гурьева И.Н осужденный был переведен работать в столовую ИК-3 в качестве мойщика посуды, а далее на овощерезку в овощной цех. Спустя примерно три недели у Николая Нестеренко выявили открытую форму туберкулёза — и он больной жил в общежитии отряда № 2 ИК-3 г. Льгова и общался с сотнями людей. А моя посуду, мог заразить всю колонию, а тем более работая на резке овощей и приготовлении салатов.

Когда этот вопиющий случай выявился, то руководство ИК-3 не предприняла практически никаких профилактических мер, а постаралась скрыть данный факт в чем, конечно, принимали участие Абдурахманов М.Р., его начальник Кириченко и Гурьев И.Н, как ответственный за столовую.

Когда я в 2017 году в январе, написал об этом случае в комиссию по правам человека, то ко мне приехал уполномоченный по правам человека по Курской области Фирсов В.В. Я ему всё подробно рассказал, а он написал в отчет, что я отказался от своего заявления, и что руководство колонии письменно дало ответ о том, что больные туберкулёзом не работали в столовой, и что он не жил больной среди здоровых людей.
Теперь мне запрещены все телефонные звонки родным, чтобы я никому не говорил об этом случае.

Я написал заявление в Генпрокуратуру, в СК РФ, в Прокуратуру по надзору за соблюдением законности в колониях по Курской области, в комиссию по правам человека, и конечно на имя начальника колонии Бушина Ю.И, но мне кажется, что ни одно моё заявление не вышло из стен колонии. За мной установлен строжайший контроль и поэтому на меня фабрикуют рапорта виновные в распространении туберкулёза и помещают в ШИЗО, где у меня будет только 1 час на право пользования письменными принадлежностями и без возможности общения с близкими.

По этой же причине руководство колонии не отправляет меня на медицинское обследование в другую колонию, где есть больница. Адвокат сейчас обжалует это решение.

Прошу всех о помощи!
Нужно помочь привлечь к этому ЧП внимание!

Нужно возбудить уголовное дело против виновных лиц, и главное добиться проведения полного мед. обследования всех осужденных в колонии и принятия профилактических мер.

После общения с больным с открытой формой туберкулёза — осужденные могут сами заразиться им в течение двух лет (может развиться болезнь) после самого контакта с больным человеком, либо через пищу, которую он готовил.
С уважением, Виталий Шишкин.

Написаны заявления в Генпрокуратуру, СК РФ, и Прокуратуру по надзору по Курской обл.:

Прошу принять меры по отношению к сотрудникам ИК-3 г.Льгова по вине которых произошло возможное заражение туберкулёзом осужденных ИК-3.
В ноябре месяце 2016 года, из карантина, минуя положенное медицинское обследование, в общежитие отряда № 2 был переведён осужденный Нестеренко Николай.

Перевёл его начальник отряда № 2 Абдурахманов М.Р и вывел на работу в столовую ИК-3 г.Льгова. Официально оформлен он не был, работал по согласованию с зам. начальника Гурьева И.Н., ответственного за столовую.
Нестеренко Николай работал на кухне в качестве мойщика посуды, а потом в овощном цехе.

Примерно через 2-3 недели он прошел медицинское обследование и у него выявили туберкулёз в открытой форме.

Вместо проведения в таких случаях профилактических мер, руководство ИК-3 стало полностью скрывать данный случай.
Прошу Вас возбудить уголовное дело и провести полную проверку по данному факту. А также оказать медицинскую помощь тем, кто входил в контакт с больным.

31 марта 2017 Шишкин В.В.

 

 

 

 

Новость на gulagu.net

Новость на stop-torture.info

Оставье комментарий

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Please enter your name here